Таблицы Брадиса

Пуля уже не дура, штык больше не молодец

Война 1812 года доказала сокрушительную мощь артиллерии и стрелкового оружия. Холодное оружие — сабли, палаши — стало применяться все реже, постепенно превращаясь в декоративный элемент военной формы. Теперь солдат противника, идущих в штыковую атаку, стало проще перестрелять, чем вступать с ними в противоборство.

Продолжаем открывать историю войны 1812 года («Труд» совместно с проектом «Руниверс»).Сегодня мы представляем вам типы вооружений, которыми воевали в 1812 году русская и французская армии.

По данным ведущего научного сотрудника Государственного Бородинского военно-исторического музея-заповедника Дмитрия Целорунго, в Бородинском сражении 60% ранений были пулевыми, 11,5% — вызваны применением артиллерийских снарядов и только 5% — от холодного оружия.

Холодное оружие

Кроме огнестрельного оружия, солдаты и офицеры располагали также и холодным. Длина клинка у палашей и сабель составляла 80–100 см, вес — примерно 2 кг. Характерной чертой сабли того времени было наличие боковых дужек на эфесе, достаточно надежно защищавших руку кавалериста от клинка противника.

В бою холодное оружие чаще использовали не для рубящих, а для колющих ударов. Это требовало меньших усилий и наносило противнику больший урон.

Стрелковое оружие

В начале ХIХ века российская армия имела огромное количество оружия самых разных образцов: от ружей екатерининской эпохи до старинных фузей времен Петра I. Военные историки подсчитали, что в некоторых полках были ружья 28 разных калибров! В боевых условиях было невозможно снабжать боеприпасами весь этот арсенал.

Для решения этой проблемы Тульский оружейный завод с 1808 года увеличил ежегодное производство ружей с 40 до 100 тысяч стволов. Тем не менее в боевых частях все равно ощущалась нехватка современных средств ведения огня. Россия была вынуждена с 1805 по 1812 год закупать ружья в Англии (90 тысяч) и в Австрии (24 тысячи).

В арсенале французских пехотинцев имелись ружья образца 1777 года. Пуля могла поразить противника на расстоянии свыше 150 метров, но на самом деле было просто невозможно вести прицельную стрельбу далее чем на 100 метров. Кроме того, эти ружья часто давали осечку. Поэтому наполеоновские солдаты нередко заменяли свое уставное оружие на более современное трофейное, подобранное на поле боя.

Во французской армии действовало правило, по которому офицеры не получали оружия, а покупали его за свой счет. Это также не способствовало унификации арсенала. Небогатые командиры покупали стандартные армейские образцы. Но многие были не прочь щегольнуть оружием, как породистым скакуном, и заказывали роскошные, дорогие пистолетные пары.

В начале XIX века появились первые ружья с нарезным стволом, стрелявшие дальше и точнее. Однако кремневый прообраз современной винтовки было достаточно сложно заряжать. Поэтому солдаты и офицеры старались разными способами оставить себе гладкоствольное оружие.

Чтобы произвести выстрел, надо было выполнить как минимум 12 действий. Поставить ружье вертикально, открыть затвор, скусить конец бумажного патрона и высыпать порох на полку, закрыть полку, вытряхнуть остатки пороха в дуло, забить с помощью шомпола сам патрон:

Даже опытный и умелый солдат редко успевал сделать больше двух выстрелов в минуту. В разгар боя приходилось делать перерывы, чтобы охладить ружье, заменить кремень и почистить ударный механизм.

Артиллерия

Артиллерийские орудия в то время были гладкоствольными и заряжались через дуло. В русской сухопутной армии было три рода орудий: пушки, единороги и мортиры. Наибольший урон противнику наносился на дистанции около километра. Хотя предельная дальность стрельбы полевых пушек достигала 2800, а у единорогов — 2500 метров. С расстояния 500 метров 12-фунтовое ядро пробивало двухметровый земляной бруствер или кирпичную стену толщиной 30–40 см.

Для пехоты и конницы ядра и гранаты были очень опасны, поскольку войска шли в бой сомкнутыми рядами.

Для обслуживания одного орудия требовалось от восьми до 15 артиллеристов. После выстрела орудие было необходимо откатить обратно на позицию и развернуть в нужном направлении. Перед новым зарядом ствол прочищался банником, смоченным в воде с уксусом, чтобы затушить тлеющие остатки после предыдущего выстрела. Орудие наводилось на цель, ядро вкладывали и загоняли в канал ствола. После чего в заряд втыкали специальную быстро горящую трубку, которую зажигали от всегда тлеющего фитиля.

Скорострельность пушки составляла примерно один выстрел в минуту для ядер и гранат, два выстрела в минуту — для картечи.